Этнография левых

Лев Лурье, кандидат исторических наук

Со времен Палласа, Гумбольдта и Левингстона этнографам, или, как их называют на Западе, социальным антропологам, стало понятно, какую роль в жизни играют ритуал и обиход. Чикагская школа социологов распространила наблюдения этнографов на жизнь большого города. В мегаполисе манера одеваться и вести себя на людях представляет собой как бы визитную карточку. Бандит носит тяжелую золотую цепь, уголовник татуирован, борода - признак духовности, немыслим волосатый скинхед. Житель мегаполиса интуитивно усваивает существующую знаковую систему. Управленец без пиджака через две недели осознает, что его шансы на карьеру равны нулю; хулиган не должен носить очки, а болельщик "Зенита" - дипломат. Принадлежность к политической партии тоже есть часть общегородского карнавала.

Два раза в год, 1 мая и 7 ноября, все левые собираются вместе на митингах и демонстрациях. Именно там можно увидеть и 70-летнего читателя "Трудовой России", и 15-летнего маоиста, готового умереть за идеи чучхе. Они различаются не только по возрасту, но и по внешнему виду. Как же выглядит представитель той или иной левой организации? Попытаемся нарисовать их портреты.

Подавляющее большинство людей, приходящих на митинг с красным значком - пенсионеры. Драповые пальто из 70-х, видавшие виды пиджаки, невзрачные застиранные брюки, стоптанные туфли, андроповские шляпы или неожиданные бейсболки "USA California" - вот облик, наиболее характерный для поклонников Анпилова и Андреевой. Их боевые подруги одеты так же вызывающе бедно: неприглядные пальто и дешевые пуховики, по случаю купленные на толкучке, кофты домашней вязки, шерстяные платки, старомодные уже в 80-х.

Есть и другая прослойка. Более молодая и более обеспеченная, которая одевается в стиле партноменклатуры брежневского времени: пыжиковые шапки и шапки-"пирожки", добротные серые костюмы с галстуками, кожаные куртки или ратиновые пальто. Это - представители КПРФ и наиболее респектабельной части РКРП.

Постоянными участниками митингов являются рабочие и инженеры лет 40. Одеваются они небогато, но чуть более современно, чем коммунисты старой закалки. Они носят кроссовки "Динамо", куплекнные у метро "Ладожская", китайские или турецкие кожаные куртки, "шоферские" свитера, кепки-"лужковки".

Совсем по-другому выглядит типичный "яблочник". Штормовка, томик Стругацких в видавшем виды рюкзаке, "Беломор" или "болгария". Разговоры и интересы все те же, что и в 70-х; прежде главный объект ненависти - секретарь парторганизации, сегодня - он же, но уже в качестве директора СП. Тогда начальство было тупо и воровато, и сейчас оно такое же. "Яблочник" - человек из заповедника 70-х.

Экзотически выглядят молодые левые радикалы, среди которых выделяются анархисты. Поклонники Бакунина и Джонни Роттена обычно одеты в "косуху" или в черное пальто шинельного типа до пят, высокие ботнки "милитари". Нечесаные патлы до плеч соседствуют с панковскими "ирокезами". На шее болтается купленный у бедного сирийского студента палестинский платок ("арафатка"). Некоторые из них переняли у берлинских автономов моду на черные маски с прорезями для глаз. Они любят првокации как в жизни, так и в одежде. Молодые троцкисты предпочитают серые френчи а ля Лев Троцкий.

Можно констатировать, что левые субкультуры Петербурга украшают Северную столицу, внося в ее хмурый быт некоторое разнообразие.


Пчела #7 (ноябрь 1996)

 



Перейти на главную История создания журнала Адресная книга взаимопомощи Об интересных местах Об интересных людях Времена Многонациональный Петербург Клубы и музыка Прямая речь Экология Исторический материализм Метафизика Политика Правые Левые Благотворительность и третий сектор Местное самоуправление Маргиналии Дети и молодежь Наркозависимые Бывшие заключенные Глухие Слепые Люди в кризисной ситуации Душевнобольные Алкоголики Инвалиды-опорники

© 1996-2013 Pchela

Письмо в "Пчелу"