СЕКТОР ПАРТНЕРСТВА ИЛИ ПОЛЕ БИТВЫ?

Александр Кострикин


Понятия "гражданское общество" и "третий сектор" нередко употребляются как синонимы. Между тем, указанные понятия имеют разное происхождение и разный смысл.

РИМСКИЕ ТЕРМЫ

Термин "гражданское общество", появившийся еще в трудах Аристотеля и Цицерона, свое нынешнее понимание получил благодаря французским просветителям, Гегелю и К. Марксу. В современном понимании он означает внегосударственный способ решения общественных проблем и удовлетворения общественных потребностей, основанный на солидарности и сотрудничестве людей. Важно подчеркнуть, что речь идет именно об объективно существующих общих, общественных потребностях, а не о взаимном обмене услугами по решению частных проблем отдельных людей или групп. Выстраивать свои отношения с властями гражданское общество может по разному, но, безусловно, его развитию содействует сильное демократическое государство.

Гражданское общество как способ удовлетворения потребностей реализуется через различные институты, но отнюдь не является их совокупностью. Основными среди институтов гражданского общества являются общественные объединения. Именно общественные объединения, создаваемые по инициативе граждан, в отличие от других видов НГО, предполагают и реализуют принцип участия людей в решении собственных проблем. Кроме общественных объединений, к структурам гражданского общества обычно относят политические партии, профсоюзы, органы местного самоуправления, религиозные организации и другие НГО, независимые СМИ, различные гражданские инициативы (комитеты, комиссии и т. п.).

Формы развития тех или иных институтов гражданского общества обусловлены национальными традициями и культурой. Для западной культуры это в первую очередь общественные организации и ассоциации, но возможны и иные варианты, поэтому, например, по нашему мнению, некорректно говорить, что в Японии при развитой демократии гражданское общество отсутствует - скорее всего, оно имеет иные формы. Отсутствие во Франции или Испании развитой системы ассоциаций, занимающихся защитой потребителей, прав человека или экологией, вовсе не свидетельствует о том, что гражданское общество не развито, как считает, например, заместитель начальника отдела мировой политики Фонда Карнеги в Нью-Йорке Томас Каротерс1 .

Просто механизм солидарности людей работает в этих странах иначе. В чем можно согласиться с Т. Каротерсом, так это в том, что "…гражданское общество повсеместно представляет собой ошеломляющее множество хорошего, плохого и попросту непонятного". Именно в разнообразии, сочетании не совпадающих, а порой и полярных точек зрения и состоит ценность гражданского общества. Именно поэтому не может быть никакой единой позиции, а попытки ее создать всегда будут тщетными и являются вредными, поскольку позволяют государству игнорировать любые неудобные ему идеи, заявляя: "Разберитесь сначала между собой!".

ЗАОКЕАНСКИЕ НОРМЫ

Термин "третий сектор" перекочевал к нам из английского языка и в континентальной Европе чаще всего вызывает непонимание. При первой же встрече с ним возникает вопрос - сектор чего? "Общества" - отвечают заокеанские наставники нашей демократии.

На самом деле речь идет всего лишь о специфическом типе организаций, особый юридический статус которых появляется на рубеже XIX-XX столетий. "Третий сектор" - это класс организаций, определяемых по остаточному принципу, через два "не": негосударственных и некоммерческих. Какие цели преследуют эти организации, чьи интересы они выражают, в данном случае несущественно. Таким образом, "третий сектор" - это некоторое организационное поле, на котором разыгрываются взаимоотношения различных социальных групп.

Парадокс сегодняшней российской ситуации состоит в том, что, хотя по идее на этом поле основную роль должны играть институты гражданского общества, реально "третий сектор" фактически является местом столкновений бизнеса и власти. Собственные силы гражданского общества похожи на аборигенов, на земле которых воюют две регулярные армии.

Это похоже на историю, которая произошла в середине XIX века на севере Финляндии. Во время Крымской войны вблизи маленького поселка Коккола в Ботническом заливе появился английский корабль. То ли англичане действительно собирались высадить десант за сотни километров от цивилизации, то ли хотели пополнить запасы пресной воды, то ли просто заблудились - остается загадкой. Но доблестные жители поселка, где не было ни одного солдата, зная понаслышке о том, что Россия воюет с Британией, захватили шлюпку и всех, кто в ней был. Корабль позорно бежал. Эта битва считается первой военной победой Финляндии, а шлюпка до сих пор в специальном стеклянном павильоне хранится на главной площади Кокколы, являясь единственным в мире английским кораблем, не возвращенным на родину. О доблести жителей сложены поэмы и написаны книги, в местном театре даже идет соответствующая опера.

МЕЖДУ BRINGO И QUANGO

В дальнейшем финны смогли создать свое национальное государство, но сможет ли гражданское общество освоить хотя бы свою исконную территорию - "третий сектор"? Пока ситуация позволяет британскому исследователю Алану Фаулеру на основе анализа деятельности примерно 700 общественных организаций, действующих по всему миру, утверждать, что не более 15-20% из них могут считаться настоящими НГО . Остальные, по его мнению, преследуют совсем иные цели.2

Он предложил следующие обозначения:

- BRINGO (Briefcase NGO) - "карманная НГО". Создается политиками, коммерческими структурами, мафией исключительно для написания неких предложений органам власти (добавим от себя - и для озвучивания разных идей как бы от имени народа. - А. К.).

- CONGO (Commercial NGO) - "коммерческая НГО". Создается бизнесменами для сокращения налогов, помощи при заключении контрактов и лоббирования интересов фирмы в органах власти.

- GRINGO (Goverment NGO) - создается чиновниками для имитации и управления общественной деятельностью. Многие чиновники пользуются GRINGO для получения взяток и используют их как "запасной аэродром", например, возглавляют их после ухода в отставку. По данным Фаулера, в странах Африки такого рода организации составляют подавляющее большинство.

- MANGO (Mafia NGO) - "мафиозная НГО". Создается криминальными структурами для отмывания денег, улучшения имиджа преступных авторитетов, давления на власть и прикрытия преступной деятельности. Процветают в Восточной Европе и странах бывшего СССР,

- MONGO (My own NGO) - "моя собственная НГО". Создаются исключительно для самовыражения некоего лица.

- PANGO (Party NGO) - "партийная НГО". Форма НГО, особо популярная в Центральной Азии и Индокитае. Она позволяет политическим партиям, образующим подобные структуры, более активно проводить пропаганду, пополнять партийные кассы и заниматься лоббированием своих интересов на разных уровнях власти.

- QUANGO (Quasi NGO) - "квази-НГО". Организация, создаваемая государством для имитации оппозиционной деятельности и демонстрации ее иностранным гостям.

Как указывает А. Фаулер, в странах Центральной и Восточной Европы, в т. ч. России, доля подобных "фиктивных" НГО еще больше. Мы постоянно сталкиваемся с фиктивными НГО, созданными властями для сбора, а точнее вымогательства средств или для манипулирования общественным мнением.

РЕСУРСЫ РЕШАЮТ ВСЕ

Обеспечить эффективную борьбу за свои интересы как на "своем", так и на "чужом" поле НГО могут лишь в том случае, если станут сильными и способными действительно влиять на общественные процессы.

Сила складывается из трех факторов:

  1. Массовость
  2. Ресурсообеспеченность
  3. Авторитетность

Массовость - большой охват членов и участников НГО. Не секрет, что опубликованные в 2000 году данные о том, что в стране активно действует без малого 50 тыс. зарегистрированных неправительственных некоммерческих организаций, оказывающих в год услуги 31 млн. клиентов, и в них занято более 2 млн. человек (т. е. больше, чем в "Газпроме" или РАО "ЕЭС") вызвало удивление и уважение в коридорах власти.3

Для многих представителей власти со времен СССР сила организации определяется ее способностью вывести на какое-нибудь пафосное мероприятие большое число статистов. Между тем, реальная массовость основана на том, что члены и участники объединений знают и разделяют цели своей организации, что-то делают в ней, сознательно подтверждают свое членство или статус участника, а не вписаны случайно как слушатели каких-нибудь курсов, семинаров или кружков в Домах культуры или детского творчества.

Под ресурсообеспеченностью подразумевается наличие собственной материально-технической базы и инфраструктуры: помещений (офисов, зданий), современной оргтехники, транспорта, подготовленных на высоком уровне менеджеров и специалистов, высококвалифицированных экспертов, информационных ресурсов. Показателем ресурсообеспеченности для властей нередко является собственный журнал или газета НГО, качественно изданные брошюры или буклеты, сувенирная продукция, упоминание в центральных СМИ, международные связи и проведение акций и проектов в престижных местах, - все это можно организовать и не имея больших денег. Именно наличие ресурсов обеспечивает независимость организации.

В настоящее время не просто назрела, а уже перезрела необходимость создания собственной инфраструктуры НГО-сообществ, объединенных прежде всего по отраслевому принципу в зонтичные и сетевые структуры. Создание региональных ресурсных центров отвечало первому этапу - созданию организаций как таковых, однако сотрудники существующих центров даже при всем своем опыте и квалификации не могут быть экспертами во всех сферах деятельности НГО. Объединение ресурсов, получение в собственность помещений и оборудования, создание отраслевых и профильных ресурсных центров4

- это элементарная тактика "укрепления тыла" в разговоре с властью и бизнесом.

Авторитетность организации базируется на профессионализме и известности как самой организации, так и ее лидеров. Авторитет, как правило, зарабатывается годами безупречной и честной работы, последовательным и четким отстаиванием своих принципов. Авторитетные организации, даже если в них состоит всего несколько человек, оказывают реальное влияние на принятие решений, если среди их членов - известные и компетентные эксперты в той или иной области. Однако авторитетность - весьма субъективное понятие в глазах представителей власти. Чиновник сам определяет, кто является для него специалистом, а кто нет. Нередкая ситуация: множество НГО, состоящих из руководителя с бухгалтером и, в лучшем случае, секретарши, представители которых включены во все консультативные и экспертные комиссии и приглашаются на все статусные тусовки и приемы, потому что лично близко знакомы с теми или иными чиновниками или депутатами.

А БЫЛ ЛИ МАЛЬЧИК?

В заключение, мне хотелось бы еще кратко коснуться вопроса, насколько правомерно говорить в настоящее время о российском третьем секторе как о едином сообществе.

Почему-то считается, что политические ориентации или исторические оценки советского прошлого лидерами НКО ближе всего к партиям правого и либерального толка, именующим себя "демократическими силами". Однако в действительности, политические пристрастия не имеют по большей части никакого отношения к деятельности НГО, поскольку последние занимаются решением вполне конкретных, нередко местных и весьма частных (во всех смыслах) проблем.

Кроме того, в качестве представителей НГО обычно выступают управленцы, причем именно менеджеры (исполнительные директора), подчас совмещающие эти должности с постом председателя коллегиального руководящего органа. Мнение и интересы членов коллегиальных органов, рядовых членов организаций, нанятых рядовых сотрудников и волонтеров вполне может быть существенно иным.

Сами по себе НГО тоже весьма различны. Исследования, проведенные по заказу Всемирного банка на Украине, как и результаты, полученные В. Н. Якимцом на материале российских НГО5

, наглядно свидетельствуют о том, что существует, по крайней мере, три практически не соприкасающихся между собой типа или, правильнее, слоя структур. Первый, самый высокий, представляют собой своего рода "олигархи" некоммерческого сектора, тесно связанные с политическими и экономическими элитами, это нередко полузакрытые клубы, не нуждающиеся в рекламе и в средствах. К "старой элите" принадлежат также профсоюзы и творческие союзы.

Следующий слой составляют организации, имеющие устойчивый штат сотрудников и хорошо обеспеченные ресурсами (как правило, за счет зарубежных грантов или значительной поддержки властей и обеспеченности участников), выполняющие обычно координирующие или экспертные функции. К этому типу относятся ресурсные центры и некоторые зонтичные структуры, исследовательские, кадровые, консультационные, экспертные сообщества. Сюда же можно отнести наиболее крупные и давно работающие социальные организации,

Третий и самый многочисленный слой представляют собой мелкие местные и региональные организации самой разной направленности.

Некоммерческие структуры выборочно взаимодействуют внутри своих слоев, образуя сети и ассоциации, но почти не взаимодействуют с организациями другого слоя. Некоторые "клубы по интересам" вообще самодостаточны и не взаимодействуют ни с кем.

Остается открытым вопрос, каким образом к гипотетическому сообществу относятся не зарегистрированные в качестве юридического лица группы и общественные организации. Например, в детском и молодежном движении они, пожалуй, составляют особый четвертый слой, существующий на уровне образовательных учреждений.

Таким образом, НГО столь стратифицированы, что говорить о сообществе не приходится. Идея создания единых координационных структур для всех НГО даже на уровне региона представляется абсурдной и вредной. Она может прийти в голову или амбициозному честолюбцу или хитрому политтехнологу. Эта идея вполне аргументированно была отвергнута на Гражданском Форуме в 2001 году.

Конечно, каждый находит свой смысл участия в тех или иных структурах. Организации различны и по целям, и по содержанию деятельности. Но именно от осмысленной активности членов и участников организаций, зависит, станут ли НГО структурами гражданского общества или будут инструментами манипуляций в руках тех, кто и так имеет власть или деньги.


Пчела #44 (ноябрь-декабрь 2003)



<<Работа защитника прав. Часть1. (Выпуск #52(New)). Полный текст интервью. >>


Работа защитника прав. Часть1.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114

 



Перейти на главную История создания журнала Адресная книга взаимопомощи Об интересных местах Об интересных людях Времена Многонациональный Петербург Клубы и музыка Прямая речь Экология Исторический материализм Метафизика Политика Правые Левые Благотворительность и третий сектор Местное самоуправление Маргиналии Дети и молодежь Наркозависимые Бывшие заключенные Глухие Слепые Люди в кризисной ситуации Душевнобольные Алкоголики Инвалиды-опорники

© 1996-2013 Pchela

Письмо в "Пчелу"