Дети - наше настоящее

А.А. Оскольский


Детство - сугубо взрослая тема, которая мало волнует самих детей. Ребёнок живёт своими радостями и огорчениями, и ему нет дела до того, что кто-то возлагает на него свои надежды, а его жизнь может кому-то показаться счастливой и беззаботной. Ему обидно, конечно, что он ещё маленький, а потому не допущен до массы соблазнительных вещей - вот только взрослые почему-то не относят столь досадное положение дел к "проблемам детства". Они смотрят на жизнь ребёнка сквозь призму своих взрослых проблем, и образ детства в их глазах слагается из мозаики разнородных смыслов.

Очевидно, что детством называют ранние этапы онтогенеза, на которых идут бурные процессы роста и формирования организма, становления психики, причём выживание и нормальное развитие человеческого детёныша полностью зависят от заботы, внимания и защиты со стороны взрослых. Это важнейший период жизни, во многом определяющий дальнейшую судьбу человека - и целый клубок социальных, педагогических, медицинских и многих других проблем.

Далее, ребёнок видится как потенциальный взрослый - "наше будущее", с которым сегодняшние взрослые связывают свои надежды. Пока он маленький - пусть побудет "вождём краснокожих", но когда вырастет - обязательно должен стать "хорошим человеком". Причём не таким, как мы, но "лучше нас": он призван стать воплощением выстраданных идеалов, неосуществлённых проектов и нереализованных амбиций своих воспитателей, и при том уберечься от их пороков. Обычно так не получается.

Воспитывая ребёнка, взрослый приоткрывает для себя его жизненный мир, в котором многое не так, "как у людей": в нём иначе течёт время, а привычные оппозиции теряют свою основательность. Так, взрослый твёрдо знает, кто он такой - ребёнок же не склонен воспринимать всерьёз свою идентичность: ясно, что он мальчик Вася, но в данный момент он ученик, через час - мушкетёр, ещё через полчаса - Баба Яга. Если жизнь взрослого подчинена планам, предопределённым его прошлыми решениями и ошибками, то ребёнок пребывает в живом настоящем, где прошедшие события куда-то прячутся, но не уходят безвозвратно, а проекты будущего (вроде "Кем ты будешь, когда вырастешь?") ни к чему не обязывают. Если взрослый стремится к отдалённым целям и служит высшим ценностям, то для ребёнка нет ничего важнее игры, смысл которой - в ней самой. Ребёнок оказывается ещё и карнавальным трикстером, осмеивающим основы взрослой серьёзности; общение с ним может стать праздником на фоне обыденности.

Каждый человек когда-то был ребёнком, и собственное детство остаётся с ним навсегда. Обычно взрослые смотрят на него как на "потерянный рай" - счастливый и беззаботный островок подлинного существования, не омрачённого фальшью и суетностью повседневной жизни. Очевидно, что реальная жизнь ребёнка далека от такой идилии, которая, однако, выступает важным компонентом личного мифа. Под мифом здесь я понимаю отнюдь не ложь, не вымышленную историю, и употребляю это слово без связанных с ним уничижительных смыслов. Миф -- это личный или коллективный ответ на сакраментальные "Кто я?", "Откуда я взялся?" и "Где я был раньше?". По словам М.К. Мамардашвили, "миф есть способ внесения и удержания во времени порядка того, что без мифа было бы хаосом. То есть миф есть способ организации и конструирования человеческих сил или самого человека, а не представление о мире - правильное или неправильное"*.

Миф всегда обращён к загадке "сотворения" человека, его появления на свет из небытия - то есть к событиям, случившимся заведомо раньше настоящего момента. Не случайно поэтому детство приобретает мифический ореол изначальной естественности и чистоты. Когда взрослый говорит про детей и, в особенности, про своё детство - у него почти всегда получается повествование, выражающее миф его жизни. Если он ещё и талантлив, то созданные им детские образы (Маленький Принц, например) становятся героями коллективных мифов.

Но там где есть миф - появляется почва и для разнообразных пошлостей: от трогательных деток из рекламно-идеологической продукции (типа рассказов про маленького Володю Ульянова или роликов про "Несквик") до культа невинного дитяти (a la "слезинка ребёнка" в исполнении Ильи Глазунова). Сюда же тяготеет расхожее мнение об одарённых художниках или учёных как о больших детях (которые на самом деле - крупные и вполне взрослые личности, умело обращающиеся с наследием своего детства).

Вопрос "Кто и от кого должен защищать детей?" поставлен абстрактно (речь в нём идёт о детях вообще), а потому провоцирует обращение не столько к реальным опасностям и проблемам, с которыми сталкивается ребёнок в нашем обществе, сколько к более или менее профанированной мифологеме детства. Разнобой ответов красноречив: вопрос служит поводом рассказать о чём-то своём наболевшем. Но никто (кроме пожилой пенсионерки, которая, видимо, сама остро нуждается в поддержке) не ставит под сомнение правомерность вопроса: трепетное отношение к детству как таковому служит самой надёжной его защитой.

Беспомощный детёныш, смешливый шалун, нынешний обитатель райских кущ и будущий гений - в любом своём качестве ребёнок нуждается во взрослом и страдает от его ошибок. "Защита детей" сродни "не навреди" из клятвы Гиппократа - кредо человека, принимающего ответственность за чужую жизнь. Защита - силовое противостояние опасностям окружающего мира - есть неотъемлемая часть жизни любого существа. Маленький человек не может защитить себя сам; "защита ребёнка" - эта сама его жизнь. И наша тоже.

* Мамардашвили М.К. Необходимость себя. М. 1996. С. 17.


Пчела #28-29 (сентябрь-октябрь 2000)




<<ТЕМА: Оценка ситуации и степени информированности подростков по вопросам ВИЧ/СПИДа. Часть 1. (Выпуск #52(New)). Полный текст интервью. >>


ТЕМА: Оценка ситуации и степени информированности подростков по вопросам ВИЧ/СПИДа. Часть 1.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126

 



Перейти на главную История создания журнала Адресная книга взаимопомощи Об интересных местах Об интересных людях Времена Многонациональный Петербург Клубы и музыка Прямая речь Экология Исторический материализм Метафизика Политика Правые Левые Благотворительность и третий сектор Местное самоуправление Маргиналии Дети и молодежь Наркозависимые Бывшие заключенные Глухие Слепые Люди в кризисной ситуации Душевнобольные Алкоголики Инвалиды-опорники

© 1996-2013 Pchela

Письмо в "Пчелу"