Права человечка

Игорь Карлинский



"Дети - наше будущее!" Мы давно провозгласили этот лозунг, но до сих пор не поняли, что он значит.


10 лет - детский возраст. У Конвенции о правах ребенка в этом году три 10-летних юбилея: 13 июля 1990 года она была ратифицирована Верховным Советом СССР, 2 сентября - вступила в силу для всех стран, ранее подписавших ее, и, наконец, 15 сентября - вступила в силу для СССР.

10 лет - срок в истории человечества небольшой, однако достаточный для того, чтобы подвести некоторые итоги. Это повод оценить состояние проблемы, тенденции и возможные сценарии ее развития.



СТРАНА КОНТРАСТОВ

Проблему прав ребенка невозможно рассматривать в отрыве от процессов, происходящих с правами человека в целом. Поэтому прежде чем попытаться осмыслить положение детей, следует сказать несколько слов об общем состоянии прав человека в нашей стране.

Если Нью-Йорк - это "город контрастов", то страна контрастов, несомненно, Россия.

Контрасты между доходами богатых и бедных, между официальными доходами крупных чиновников и их имущественным положением, между тем, что хотели, и тем, что получилось... Они остры как опасная бритва.

Контраст между декларацией прав и их реализацией - один из острейших. Более того, именно он служит основой для большинства значимых конфликтов в современном российском обществе и государстве.

Ни для кого не секрет, что проблема прав человека для России сегодня не менее актуальна, чем в самые темные годы канонизированного ныне царизма или невнятно развенчанного социализма ("победившего" и "развитого"). Нормативное обеспечение гарантированных Конституцией прав и свобод человека и гражданина обставляет их реализацию таким количеством бюрократических рогаток, "но", "если", "только при условии", "по усмотрению" и всевозможных лукавых формулировок, имеющих множественные толкования, что по сути превращается в своеобразное "игольное ушко", через которое не то что верблюду, но и муравью проползти тяжко.

Милицейский произвол, халатность и ангажированность прокуратуры, отсутствие реального общественного контроля за силовыми структурами, все прелести отечественного - самого независимого от права - "правосудия", беззащитность рядового гражданина перед властью (особенно в небольших провинциальных городах и сельских районах) - темы, требующие самостоятельного исследования и освещения.

Российские нормотворцы - авгиевы быки, удобряющие правовое поле таким количеством соответствующего продукта, что Конституционный Суд, лишенный возможности и желания последовать примеру Геракла, только вяло барахтается в том, что призван разгребать.

Среди гурта авгиевых быков всеобщий любимец Гарант выделяется замысловатым аллюром, в котором легко угадываются и ход коня, и маневр ферзя, и величавая поступь короля, обожающего "р-рокир-р-ровочки".

Народ в большинстве своем взирает на государство ясными глазами младенца ("Было бы сухо и тепло, а в какой коляске и куда ехать - пусть старшие решают"), живо реагирует на звук погремушек, тянется к ним. Всё незнакомое у него вызывает страх, особенно он опасается людей с другим цветом кожи, разрезом глаз, формой ушей и носа. По сути, это не народ, а население, живущее на одной территории и имеющее одно прошлое, которое каждый оценивает по-своему. Будущее страны отдельному человеку видится смутно, личные ожидания преломляются в призме вбитых в гены страхов и большого опыта разочарований.

Государство в отношении своих граждан действует по принципу, изложенному мудрейшим М.Е.Салтыковым-Щедриным в сказке "Либерал", - "применительно к подлости".

Так несколькими штрихами можно набросать эскиз картины "Россия на рубеже тысячелетий. Права человека".

Безуспешные попытки малочисленных художников-правозащитников привнести в эту картину краски из конституционной палитры (например, "Человек - высшая ценность", "Права и свободы человека, непосредственно действующие" и т.п.) выглядят довольно жалко и встречают яростное сопротивление художников, именующих себя государственниками и поднаторевших на батальных сценах и воздвижении монументов национального величия на слезах и костях.

ВЕЩЬ ИЛИ ЛИЧНОСТЬ?

Права ребенка - больная тема не только на постсоветском пространстве. Процесс их осознания, признания и реального воплощения нелегок во всем мире.

Глубинное психологическое восприятие ребенка как собственности его родителей [1], усиленное столь же глубинным восприятием всякого человека как собственности некого сюзерена (в наше время - государства) [2], препятствует осознанию того, что кроха, спящая у материнской груди, - уже личность со всеми присущими ей правами: на жизнь, достоинство, свободу, личную неприкосновенность и неприкосновенность частной жизни, на свободное развитие и достижение максимально возможного интеллектуального, физического, психического и духовного уровня, свободой исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, правом на свободу мысли и слова, свободой выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними, et cetera, etc., etc...

Фото: Игорь Лебедев


Приведу пример, не имеющий, на первый взгляд, никакого отношения к праву. Еще сегодня в детских поликлиниках можно увидеть стенды с устаревшими рекомендациями молодым мамам кормить своих младенцев "по часам". Прежняя теория гласила, что ребенок с первых дней должен привыкать к распорядку. И многие десятилетия господства этой теории грудные младенцы орали от голода в ожидании часа кормления.

В результате длительных наблюдений и исследований медики пришли к выводу, что для младенца полезнее, если мать будет прикладывать его к груди "по требованию"... В последние годы эта теория возобладала [3].

Так вопрос о том, когда прикладывать младенца к груди был разрешен в недрах медицинской науки и практики, но никто даже не задумывался над его правовыми аспектами. Между тем, правовое решение этого вопроса было выработано еще в 1966 году и зафиксировано в части 2 статьи 11 Международного Пакта об экономических, социальных и культурных правах, где участвующие в Пакте государства признали "основное право каждого человека на свободу от голода". [4] Каждый человек - мужчина, женщина и ребенок - "обладают неотъемлемым правом быть свободными от голода и недоедания", что абсолютно необходимо "для полного развития и сохранения... физических и умственных способностей". [5]

Теория "почасового кормления" не просто была научно несостоятельна и порочна [6] - в практическом применении она грубо нарушала одно из основных и неотъемлемых прав человека.

Параллельно с практикой "почасового кормления" существовала и другая не менее порочная практика - раздельное содержание матери и новорожденного ребенка. Мотивировалась она тем, что мать после родов должна от ребенка отдохнуть. Уже в начале второй половины 20 века на Западе появилось понимание того, насколько важно для развития ребенка в первые дни жизни неотлучно находиться вместе с матерью. В нашей стране теория совместного пребывания матери и новорожденного была официально признана лишь в 90-е годы.

Никто не рассматривал этот вопрос с точки зрения права, а именно с этой точки зрения порочность практики раздельного содержания матери и ребенка очевидна: ограничивалась возможность ребенка на реализацию права получать заботу от родителей. [7]

Приведенные примеры показывают, как права человека пронизывают всю нашу жизнь, даже тогда, когда мы не задумываемся над этим и не осознаем этого; как современное гуманитарное право дает ответы на естественные и простые на первый взгляд вопросы человеческого бытия; как люди не соотносят правовую норму и проблему, которая с её помощью может быть разрешена.

ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ

К сожалению, общий уровень правовой культуры в нашей стране ужасающе низок. Нарушения прав ребенка происходят ежедневно и, что самое страшное, совершенно не осознаются не только детьми, но и взрослыми, в том числе и теми, кто по долгу службы призван обеспечивать реализацию прав и свобод ребенка и надзирать за неукоснительным их соблюдением.

Одна из самых сложных правовых проблем современности - это поиск баланса между правами и свободами ребенка с одной стороны и правами, свободами и обязанностями родителей с другой. В настоящее время неисполнение в отношении ребенка норм международного права носит тотальный характер. Вместе с тем изменения российского законодательства, связанные с приведением его в соответствие с международными договорами России, зачастую приводят к тому, что "вместе с водой выплескивается и ребенок". Так, при изменении законодательства из сферы правового регулирования полностью выпали обязанности несовершеннолетних детей в отношении своих родителей.

Часть первая ст. 20 Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о браке и семье [8] в редакции Закона СССР от 22.05.90 "О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты СССР по вопросам, касающимся женщин, семьи и детства" предусматривала, что "дети обязаны заботиться о родителях и оказывать им помощь". Аналогичная норма содержалась и в части первой ст. 77 Кодекса о браке и семье РСФСР [9]. Возраст, при котором возникала обязанность, установлен не был и, следовательно, она распространялась на всех детей, в том числе и несовершеннолетних.

Ныне действующий Семейный кодекс РФ для несовершеннолетних детей таких обязанностей не предусматривает. [10]

Отсутствие достаточной и стройной регламентации обязанностей несовершеннолетнего ребенка ставит родителей и педагогов в затруднительное положение, когда им приходится объясняться с подростком, "качающим права".

Вместе с тем трудно найти более бесправное существо, чем малолетний ребенок. Родительские подзатыльники и ремень, учительские окрики и выволочки не воспринимаются ни ребенком, ни взрослыми, ни обществом как посягательство на личную неприкосновенность, на достоинство личности. Насилие в отношении несовершеннолетних детей - физическое, психологическое, сексуальное - в семье, школе, закрытых воспитательных учреждениях является одним из самых массовых и в то же время - самых латентных видов преступлений. Показатель серьезности этой проблемы - растущая год от года армия безнадзорных (уличных) детей, среди которых такое насилие часто не осознается как преступление и воспринимается как норма. Что же должны испытывать эти дети дома или в детских учреждениях, чтобы предпочесть улицу со всеми ее проблемами?

Все большее распространение получает эксплуатация детского труда. Тот, кто часто посещает рынки и торговые зоны, видит там 10-12-летних детей, занятых на разгрузке машин, подноске товара и других вспомогательных работах. Нет смысла говорить о том, что такая практика не вписывается ни в какие правовые рамки. Следует лишь отметить, что зачастую вознаграждение за этот труд мизерно. Кроме того, нередки случаи, когда работодатели, старшие "коллеги", охранники насилуют этих детей или склоняют их к сексуальным отношениям.

Большое распространение получили сексуальная эксплуатация несовершеннолетних, в том числе малолетних, детей, детское порно [11] и проституция, особенно мальчиковая. Самое страшное, что сутенерами малолетних проституток зачастую выступают их родственники (родители, братья, сестры) или несовершеннолетние друзья.

НАРУШЕНИЕ №

Несмотря на декларации и международные обязательства российское государство не только не обеспечивает возможность реализации прав ребенка, но и грубо их нарушает.

Пример первый. Государство признает право ребенка жить и воспитываться в семье и, на словах, озабочено ростом числа детей, лишенных родительского попечения. Однако, находясь в условиях, когда усыновление детей российскими гражданами не может решить эту проблему, оно отнюдь не упрощает, а наоборот, усложняет процедуру усыновления за рубеж. Вместо того, чтобы создать систему, в которой простая процедура сочеталась бы с жесточайшим контролем за дальнейшей судьбой детей, государство воздвигает китайскую стену на пути потенциальных усыновителей. Это приводит лишь к увеличению сумм, которые коррумпированные чиновники получают в виде взяток за "помощь" в усыновлении. Число детей, воспитывающихся в сиротских учреждениях, растет.

В соответствии с законодательством за рубеж могут быть усыновлены лишь дети, которых в течение длительного времени не усыновили граждане России. Как правило, эти дети страдают тяжелыми заболеваниями, требуют длительного и дорогостоящего лечения, которое в России невозможно. Из-за усложнения процедуры усыновления за рубеж они не только остаются своеобразным социальным балластом для страны, но, что гораздо страшнее, не имеют помощи, которую могли бы получить за границей, и навсегда остаются тяжелыми инвалидами.

Пример второй. В практической работе неоднократно приходится сталкиваться с ситуациями, когда лицам, поступившим в государственные детские учреждения из роддомов (например, так называемым отказным детям), после их окончания отказывают во внеочередном предоставлении жилья на том основании, что до момента поступления в учреждение они не имели жилплощади. Проиллюстрирую это выдержкой из интервью с видным политиком Павлом Крашенинниковым, бывшим в то время начальником Управления гражданского и экономического законодательства Министерства юстиции РФ [12]. Отвечая на вопрос об обеспечении жильем лиц, со дня рождения оказавшихся в детском доме и не знающих своих родителей, г-н Крашенинников сказал: "Дело в том, что ныне действующий ЖК никаких льгот в получении жилья для этой категории граждан не предусматривает. Они обеспечиваются жильем на общих основаниях. Мы же не предусмотрели их отдельной строкой в перечне имеющих право на бесплатное получение жилья по той же причине, что и многодетных. Молодой человек, вышедший из детдома или интерната, скорее всего пополнит армию малоимущих, а следовательно, попадет и в очередь на получение бесплатного жилья" [13].

Остается констатировать, что государство совершенно сознательно заложило в законодательство норму, открыто дискриминирующую тех, кто с самого рождения был ущемлен, тех, кто наиболее безответен. К сожалению, г-н Крашенинников не разъяснил, как долго и, самое главное, где такие выпускники детских учреждений должны ожидать подхода очереди на получение бесплатного жилья. Г-н Крашенинников не уточнил также, поставят ли выпускника интерната на эту очередь автоматически, сразу после окончания воспитательного учреждения, или будут "ждать" личного заявления от подростка, которому никто не сказал о его правах и путях их реализации. Вопрос, насколько это "согласуется" с нормами ст.ст. 17, 18, 19, 40 и п. 2 раздела второго Конституции РФ, нормами международных договоров РФ, а следовательно, и с нормами ч.ч. 1 и 4 ст. 15 Конституции РФ, относится к компетенции Конституционного Суда и, видимо, еще долго будет оставаться без ответа.

Пример третий (совсем свежий). Стремясь к возрождению армии и флота, В.Путин своим указом вновь ввел в школьные программы обязательную военную подготовку. При этом Гарант Конституции и прав человека ничтоже сумняшеся нарушил и Конституцию, и международные договоры России. Так, в частности, нарушено право ребенка на свободу совести и вероисповедания (ст.28 Конституции) и "право родителей обеспечивать детям... образование и обучение в соответствии с собственными религиозными и философскими убеждениями", которое государство обязано уважать (ст. 2 Протокола № 1 к Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод). Теперь ребенок, не желающий по религиозным или иным убеждениям брать в руки оружие, фактически лишен возможности действовать в соответствии со своими убеждениями. Родители-пацифисты не могут воспрепятствовать тому, чтобы из их детей готовили пушечное мясо.

СУДЕБНЫЕ ИЗДЕРЖКИ

Защита прав, свобод и законных интересов ребенка также далека от идеала. Множество детей, ставших бездомными в результате сделок, совершенных с жильем их родителями или другими родственниками, показывает всю неэффективность системы государственной защиты прав и интересов ребенка, которая в лице органов опеки и попечительства при таких сделках призвана контролировать их соблюдение.

О качестве судебной защиты прав граждан можно писать тома. Приведу лишь один пример, непосредственно касающийся судебной защиты прав ребенка.

Кировский федеральный районный суд Санкт-Петербурга решением от 22.12.1999 по гражданскому делу № 2-7286 лишил родительских прав некоего гражданина Лобанова А.И., в отношении которого суд установил, что он с августа 1999 года судьбой ребенка не интересовался и материально ему не помогал, не имеет определенного места жительства, не работает. В описательной части решения указано также, что он был извещен о дате и времени судебного заседания повесткой, которая ему и матери ребенка "вручалась по последнему известному месту жительства".

Банальное, в общем-то, решение.

Однако банальность превращается в абсурдность, если учесть, что данный Лобанов А.И. никогда не существовал и является персонажем, мягко говоря, мифическим. Фамилия, имя и отчество отца были записаны в свидетельство о рождении со слов матери, родившей ребенка вне брака (т.е. матери-одиночки).

Это решение в отношении неустановленного лица (!) вынес один из опытнейших судей Кировского федерального районного суда Санкт-Петербурга. О других нарушениях закона, допущенных судом, умолчу для сбережения бумаги.

Следует учесть, что целью этого судебного процесса должна была быть прежде всего защита прав ребенка. Но о какой защите прав можно говорить при таком качестве отправления правосудия?

К сожалению, в нашем суде беспристрастность часто подменяется безразличием. Безразличием к человеку, его правам и судьбе. Эта подмена характерна для государства в целом. Именно ею объясняется повсеместная халатность чиновников (штатских, военных, судейских, прокурорских и пр.), когда они занимаются вопросами простых людей.

СУТЬ ПРОБЛЕМЫ

Современная Россия еще очень далека от классического правового государства. Таковым государство становится лишь при гармоничном сочетании четырех компонентов: признания прав; наличия возможностей их реализации и защиты; осознания людьми своих прав и, наконец, их активной жизненной позиции, выраженной в готовности защищать и отстаивать свои права. Сегодня этой гармонии нет. Если по части признания прав и свобод человека мы можем отнести себя к самым передовым державам, то с остальными компонентами дело обстоит значительно хуже. Особое беспокойство вызывает явная неразвитость двух последних.

Проблема, как мне кажется, заключается в существовавших и существующих системах воспитания и образования. Человек, растущий в условиях постоянного неуважения к личности, ее правам и свободам, перестает воспринимать их как важные элементы своего бытия. Постоянное декларирование прав при столь же постоянной их нереализованности вырабатывает не уважение к ним, а лишь социальную апатию.

О неэффективности системы массового правового просвещения, действующей в рамках общего образования, свидетельствует то, что большинство людей со средним и даже высшим (не юридическим) образованием плохо представляют себе механизмы осуществления своих прав, принципы действия правовой системы. Они просто не осознают всей значимости права в их жизни.

Можно предположить, что такое положение вещей вполне устраивает власть имущих. Это предположение основано на следующем. Государство с его системой образования весьма основательно обучает людей матeматике, химии, физике и прочим дисциплинам, знание которых позволит им впоследствии активно включиться в экономические процессы. Следовательно, государству нужны люди, которые могут произвести прибавочный продукт (добавочную стоимость), и оно при помощи системы образования готовит таких людей. Неэффективность системы общего правового просвещения говорит о том, что государству не нужно, чтобы большинство населения осознавало свои права, свободы и законные интересы, умело их отстаивать и было к этому готово. Лишь такие люди являются настоящими гражданами. Ими сложно манипулировать, они не потерпят у власти людей, ничего не делающих для создания условий полной и свободной реализации прав человека.

Проблема усугубляется тем, что люди, воспитанные в неуважении к их правам и свободам, никогда не будут уважать права и свободы других. Воспринимая свои права, а также обязанности и ответственность государства по отношению к ним как нечто полуэфемерное, эти люди не способны в полной мере осознать и внутренне принять свои обязанности и ответственность перед государством. Для того, чтобы заставить их исполнять обязанности, государство вынуждено наращивать и усиливать систему принуждения. При этом в определенной степени подавляется и извращается активность населения (социальная, экономическая, политическая), что тормозит развитие страны, уводит её с пути прогресса на тупиковый путь патернализма и тоталитаризма. Ни экономический, ни социальный прогресс не возможны в стране, где мало свободных людей [14], где не сформированы или подавлены институты гражданского общества.

Для того, чтобы изменить эту ситуацию, чтобы в начале 3-его тысячелетия Россия не на словах и бумаге, а по существу стала передовой державой, необходимо незамедлительно изменить государственные подходы к вопросам прав человека и, прежде всего, прав ребенка. Необходимо сделать всё, чтобы дети росли и воспитывались в духе уважения личности и её прав и свобод, чтобы система общего образования давала каждому знания, достаточные для отстаивания своих прав и интересов.

Только тогда мы имеем шанс. Иначе страна лишена будущего.


ПРИМЕЧАНИЯ:

1) Этот психологический рудимент долго был закреплен и в законодательствах многих стран. Ребенок находился в полной зависимости от родителей (как правило, отца). Например, в древнем Риме дети до совершеннолетия находились под властью отца. Homo alieni juris - "человек чужого права", т.е. несамостоятельный в правовом отношении, неправоспособный человек - так называли детей и рабов.
Лишь со временем законодателем вводились пределы этой власти. Однако этот процесс протекал и протекает весьма сложно. Примером тому может служить вопрос, до недавних времен занимавший умы законодателей туманного Альбиона - колыбели демократии. Вопрос этот - применение к детям телесных наказаний дома и в школе. Дискуссия была длинной как английский роман, но в отличие от него весьма бурной. [обратно к тексту]

2) Не гражданин, а подданный. [обратно к тексту]

3) По крайней мере, в Санкт-Петербурге. [обратно к тексту]

4) Пакт был принят и открыт для подписания, ратификации и присоединения резолюцией 2200 А (III) Генеральной Ассамблеи ООН от 16.12.1966; вступил в силу 03.01.1976. [обратно к тексту]

5) Пункт 1 Всеобщей декларации о ликвидации голода и недоедания, принятой Всемирной продовольственной конференцией и одобренной резолюцией 3348 (XXIX) Генеральной Ассамблеи ООН от 17.12.1974. [обратно к тексту]

6) Псевдонаучное обоснование этой теории появилось в конце прошлого века и было вызвано производственно-экономическими процессами - бурно растущей промышленности требовались женские руки. Советская практика унификации "человеческого материала" максимально использовала эту теорию. Еще в восьмидесятые годы нашего столетия опыт знаменитых Никитиных, кормивших своих детей "по требованию", и их предложения ввести это на уровне государственной медицины считались революционными. [обратно к тексту]

7) Часть 1 ст. 7 Конвенции оправах ребенка. [обратно к тексту]

8) Утверждены Законом СССР от 27.06.68, признаны недействующими с 01.03.96 пунктом 3 ст. 168 Семейного Кодекса РФ.[обратно к тексту]

9) Утвержден Законом РСФСР от 30.07.69, утратил силу с 01.03.96 пунктом 2 ст. 168 Семейного Кодекса РФ. [обратно к тексту]

10) В отношении несовершеннолетних, за исключением эмансипированных (признанных полностью дееспособными), Семейный кодекс РФ не предусматривает вообще никаких обязанностей. [обратно к тексту]

11) Детское порно - одна из наиболее доходных статей криминально бизнеса. Видеокассеты с этими фильмами распространяются не только в России, но и "экспортируются" за рубеж. [обратно к тексту]

12) В настоящее время - председатель Комитета по законодательству Государственной думы, один из лидеров Союза Правых Сил (СПС), избран по списку. [обратно к тексту]

13) Петухова Л. Этот острый жилищный вопрос // "Человек и закон". 1995. № 5. С. 49-50. [обратно к тексту]

14) Не "отвязных" или "отмороженных", а истинно свободных. [обратно к тексту]



Пчела #28-29 (сентябрь-октябрь 2000)


<<Приёмные семья, детские дома семейного типа, тяжёлые родители. (Выпуск #52(New)). Полный текст интервью. >>


Приёмные семья, детские дома семейного типа, тяжёлые родители.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117


 



Перейти на главную История создания журнала Адресная книга взаимопомощи Об интересных местах Об интересных людях Времена Многонациональный Петербург Клубы и музыка Прямая речь Экология Исторический материализм Метафизика Политика Правые Левые Благотворительность и третий сектор Местное самоуправление Маргиналии Дети и молодежь Наркозависимые Бывшие заключенные Глухие Слепые Люди в кризисной ситуации Душевнобольные Алкоголики Инвалиды-опорники

© 1996-2013 Pchela

Письмо в "Пчелу"