РЕАБИЛИТАЦИЯ НАРКОЗАВИСИМЫХ В ПЕТЕРБУРГЕ: ПУТИ И ТУПИКИ

Татьяна Матыцына


В недавнем прошлом к услугам наркоманов, желающих излечиться от своего пагубного пристрастия, были только лечебно-трудовые профилактории (ЛТП) и психоневрологические диспансеры, пользовавшиеся дурной славой исправительных заведений. В пореформенный период принудительная практика советского времени незаметно сменилась на постсоветскую добровольную.

Сегодня местная врачебная практика располагает весьма скромным инструментарием добровольных способов лечения наркомании. Увы, выбор элементарен: можно довериться государственным или частным врачам, можно прибегнуть к услугам общественности с ее более или менее партизанскими изобретениями. Хотя на этом рынке каждый гордится своей панацеей и осуждает чужие, секрет излечения, как правило, сводится к стандартному набору медикаментов да той или иной метафизической догме чудодейственной свойства.

Петербургская медицина в настоящее время не может обеспечить полного курса реабилитации, оказывая только самую простую услугу: снятие физической зависимости, с чем при желании наркоман может справиться и без врачей. Тех, кто не решается ломаться "в сухую", ожидает скромный комфорт частных клиник или аскетическая атмосфера районных наркологических диспансеров по месту жительства. Оценив свои финансовые возможности, клиент делает выбор.

В районные наркологические диспансеры наркоманы предпочитают обращаться только в случаях крайней нужды. Их деятельность носит скорее формальный, чем практический, характер: наркомана ставят на учет и выдают направление в единственный в городе бесплатный стационар при Городском наркологическом диспансере (ГНД), где можно бесплатно пройти процедуру детоксикации и последующий амбулаторный курс, довольно непродолжительный и сам по себе малоэффективный.

Главное достоинство коммерческих наркологических клиник - анонимность, товар, который обходится довольно дорого. В ассортиментный минимум также входят клятвенные заверения решить все человеческие проблемы пациента комплексно, быстро и высокоэффективно. Предлагаемые методы лечения разнообразны и зачастую фантастичны: от резервных возможностей русской целительницы или заграничного мормона до компьютерного лечения с лазерным КВЧ программированием. Любители садомазохизма могут "почистить кровь" (пройти гемосорбцию) или закодироваться. Есть врачи, к которым пациенты стремятся попасть, несмотря ни на какие препоны, их небольшие стационары всегда полны, а группы психологической поддержки переполнены.

Общественные организации предлагают наркозависимому петербуржцу богатый выбор спасительных религиозных доктрин в диапазоне от православия до медитации раджа-йоги, включая различные изводы североамериканского протестантизма. На сленге это называется "переломаться на святом духе".

Суть методик - верить не в себя, а во всемогущие небесные силы, не ждать чудесного самоизлечения, а ловить кайф от пожизненной ремиссии (периода, в течение которого человек воздерживается от употребления наркотиков). С точки зрения "Анонимных наркоманов", реабилитация - это счастливая жизнь без наркотиков. "Мы рассматриваем реабилитацию не как к результат, а как процесс", - сообщил представитель "АН".

На сегодняшний день единственная, но зато несомненная заслуга общественности состоит в самом подходе к решению проблемы: именно общественные организации впервые начали рассматривать наркоманов не как преступников, а как больных, обрекших себя на лихорадочный поиск разрушительного лекарства. Только в общественной среде могут сегодня обсуждаться новые для России методики реабилитации и реинтерграции наркозависимых в обычную жизнь. Но, зачастую, только от поддержки государства зависит возможность их применения. Так, идея устройства в Санкт-Петербурге полноценного реабилитационного центра западного образца превратилась для активистов общественных организаций в почти осязаемый, но постоянно ускользающий мираж.

Тем временем муниципальные власти также демонстрируют понимание насущной остроты проблемы, создавая периодически сменяющие друг друга координационные советы (подобная идея эксплуатируется в Санкт-Петербурге уже в течение 7 лет) и ужесточая и без того репрессивные порядки. Типичная позиция государственных чиновников - "если нет материальной базы лечить, надо сажать", "проблема наркотиков наиболее серьезна там, где политика по их запрещению наименее репрессивна".

В противовес доминирующему в течение последних тридцати лет запретительному режиму, все большую силу в последнее время набирает антипрогибиционистская доктрина в вопросе о распространении наркотиков. Доктрина основывается на принципе, согласно которому государство не может запрещать и пресекать действия, не наносящие ущерба другому лицу (так называемое "преступление без жертвы"). Антипрогибиционистское движение активно выступает за легализацию наркотиков.

Параллельно с радикальным движением возникло и получило гораздо большее распространение умеренное движение, направленное на уменьшение негативных последствий, вызванных потреблением наркотиков (drug related harm reduction). Сторонники harm reduction более не рассматривают наркотики как абсолютное зло, которое необходимо искоренить любой ценой, а призывают воспринимать их как феномен, являющийся, хотим мы этого или нет, частью повседневной действительности. Другими словами, речь идет о том, чтобы вместо борьбы за воздержание от наркотиков постараться уменьшить негативные последствия от употребления. С точки зрения Комитета по делам семьи, детства и молодежи и Фонда "Возвращение" политика "harm reduction" в применении к Санкт-Петербургу должна укладываться в следующую схему: "вхождение в ситуацию - ее изучение - начало контроля - начало борьбы с наркоманией".

Дискуссия о способах борьбы (или не-борьбы?) с наркоманией (или только незаконным оборотом наркотиков?) началась не в России, не сегодня и вряд ли мы доживем до ее завершения. Катастрофические оценки, которые так широко публикуются в последние месяцы, должно быть верны, однако паника не оправдана, так как неконструктивна. Мы столкнулись с новой для нас эпидемией, методы лечения болезни точно не известны никому, равно как малоизвестны ее зловещие причины. Ясно одно: однозначного решения проблемы наркомании не знают ни в Петербурге, ни в России, ни за ее границами.

См. также Информационное приложение, раздел "Лечение и реабилитация наркозависимых"


Пчела #13 (апрель 1998)



<<ТЕМА: ВІЛ/СНІД/Туберкульоз. Частина 1. (Выпуск #52(New)). Полный текст интервью. >>


ТЕМА: ВІЛ/СНІД/Туберкульоз. Частина 1

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108

 



Перейти на главную История создания журнала Адресная книга взаимопомощи Об интересных местах Об интересных людях Времена Многонациональный Петербург Клубы и музыка Прямая речь Экология Исторический материализм Метафизика Политика Правые Левые Благотворительность и третий сектор Местное самоуправление Маргиналии Дети и молодежь Наркозависимые Бывшие заключенные Глухие Слепые Люди в кризисной ситуации Душевнобольные Алкоголики Инвалиды-опорники

© 1996-2013 Pchela

Письмо в "Пчелу"